Меры озвучены. Ясности нет




Накануне были опубликован   комплекс мер правительства по поддержке малого и среднего бизнеса. Не отрицая, что кому-то может помочь предложенная в них отсрочка по оплате налогов или снижение выплат по страховым взносам,  Николай Лукьяненко, как ответственный работодатель, перечислил свои вопросы, которые остались за скобками принятых документов:

1. Кто будет платить заработную плату на остановленных предприятиях?

2. Кто будет платить арендные платежи (коммерческая аренда)?

3. С какого квартала предприятия получат льготы — первый квартал или второй?

4. Кто и с чего будет оплачивать кредиты, полученные остановленными предприятиями?

5. Куда идти людям, потерявшим работу?

6. Откуда предприятиям брать деньги после того, как отсрочка арендных платежей закончится — никто не говорит, что потом платить не надо.

7. Куда идти предпринимателям, потерявшим все?

Заданные Николаем Лукьяненко тревожат работодателей всей страны. Обещания власти и реально принимаемые решения, никакой ясности и надежд на преодоление кризиса не дают.  

— Если во втором пакете будут такие же формулировки, как и в первом, — то ничего хорошего можно не ждать, — уверен Николай Лукьяненко.

Его волгоградские коллеги по цеху по-прежнему считают, что, откладывая объявление режима чрезвычайной ситуации, государство принимает полумеры, которые в итоге приведут к массовым банкротствам предприятий малого и среднего бизнеса.

Предприниматели Алтайского края решили сами инициировать предложения губернатору Виктору Томенко с перечнем мер, необходимых для выживания региона. Они подготовили список мероприятий по поддержке бизнес-сообщества на федеральном уровне и направили его главе правительства РФ Михаилу Мишустину. Впрочем, авторы инициативы и не рассчитывают, что все предложенные ими меры будут приняты. По их мнению, сегодня власть и бизнес действуют не взаимосвязано.

«Это обращение — вынужденная мера. Без решительных шагов и конкретных действий сегодня многим работодателям не спастись»,— уверен председатель правления НП «Алтайский союз предпринимателей» Юрий Фриц.

По его оценкам, закрыться могут от 50 до 70% предприятий в наиболее пострадавших от введения ограничительных мер отраслях: туризме, общественном питании, гостиничном бизнесе, бытовых услугах, индустрии развлечений. За каждым предпринимателем стоят работники, при этом не все предприниматели имеют запас прочности, чтобы даже месяц платить зарплату при простое.

Обращение принято и к региональным, и к федеральным властям, так как часть решений по мерам поддержки может принять только правительство РФ. «Легальный бизнес многие годы исправно платил налоги и вправе сегодня рассчитывать на меры поддержки со стороны государства в такой непростой ситуации»,— сказал Юрий Фриц.

В числе мер поддержки предпринимателей, которые бизнес-объединения предлагают принять на федеральном уровне, —  освобождение малого и среднего бизнеса от уплаты страховых взносов за второй и третий кварталы 2020 года, продление налоговых каникул для индивидуальных предпринимателей до 2024 года.

Региональным властям предлагается освободить в этом году малый и средний бизнес от уплаты налога на имущество. Также предложено снизить для арендаторов государственного или муниципального имущества арендные платежи (до фактически понесенных затрат на коммунальные платежи) и налоги на период ограничительных мер. И многое другое.

Рассчитывать, что все эти предложения будут приняты, крайне сложно. Предприниматели прекрасно понимают, что денег в бюджете региона не хватает. Алтайский край дотационный, и 40% поступлений — это средства из федерального бюджета. Предлагаемый спектр мер помощи — это скорее повод для диалога, выработки совместных решений. Ситуация неординарная, и решение возникающих проблем тоже должно быть нестандартным. Бизнес добивается того, чтобы власти его услышали и помогли сохранить рабочие места, работники предприятий получили зарплату, рассчитались по обязательствам.

Если все эти меры принять, то бюджет естественно останется без денег.  Однако если даже третья или четвертая часть этих предложений будет поддержана, то это позволит предпринимателям сохранить места и не закрыться.   «Мы слышим, что на федеральной площадке говорят одно, но фактически действий на местах почти нет»,— отмечают в своем обращении бизнесмены.  Пока не будут изменены правила игры между Минфином РФ и дотационными регионами, крайне сложно на местах идти навстречу предпринимателям. Сегодня всем очевидно, что у власти и предпринимателей пока не получается реального диалога.  

Уже некоторые инициативы бизнесменов натыкаются на прямое противостояние с местными властями. В Удмуртии прокурор города Сарапул вынес местному предпринимателю Сергею Буркову предостережение за попытку попросить у властей помощи в условиях пандемии коронавируса и введенных ограничительных мер. Об этом говорится в сообщении телеграм-канала «Апология протеста», где опубликована копия документа.

По данным правозащитников, 6 апреля предприниматель, чей бизнес находится на грани банкротства, вместе с коллегами хотел встретиться с чиновниками администрации Сарапула. Полицейские не впустили их в здание и предложили направить свои претензии в электронном виде.

Позднее прокурор города вынес Буркову предостережение о «недопустимости нарушения законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения и нарушения правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения». Представитель надзорного ведомства  пригрозил Буркову привлечением к административной или уголовной ответственности. Бурков направил письмо главе Удмуртии Александру Бречалову с вопросами, как должны выживать люди при режиме самоизоляции.

Подтверждением опасений российских предпринимателей наглядно свидетельствует исследование Центра стратегических разработок (ЦСР). Из него следует, что каждая пятая компания в России планирует урезать зарплаты сотрудникам на фоне падения рубля и распространения коронавируса. 29% компаний уже оптимизировали фонд оплаты труда.

Малый и средний бизнес в России оказались на грани закрытия, поскольку организации фактически не могут работать из-за введенных ограничений, но при этом должны платить налоги и зарплаты. Реальных мер поддержки от государства коммерсанты до сих пор не получили. В связи с этим предприниматели из разных регионов страны попросили чиновников ввести режимы ЧС. В свою очередь сенатор от Иркутской области (КПРФ) Вячеслав Мархаев убежден, что власти специально избегают понятий «карантин» или ЧС, заменяя их на «самоизоляцию» и «нерабочие дни», чтобы избежать обязательств, которые вводят эти режимы для государства.

Другие материалы номера