Вполголоса жить не стоит




Другие же – современные комсомольцы – встречали знаковую дату на научных конференциях, на улицах и в политической борьбе. И вот вторые никак не вписываются в концепцию действующей власти, в ее нынешнем понимании, о том, что комсомол – это лишь ностальгическое воспоминание о прошлом. Как следует из риторики федеральных СМИ и выступлений власть имущих, десятков тысяч современных комсомольцев по всей стране как будто и нет!

Однако это не так. По многолетней традиции ленинградские комсомольцы собрались на возложение цветов к памятнику Героическому Комсомолу в Комсомольском сквере. Поздравив друг друга с праздником, вспомнив славную историю Ленинского комсомола и обсудив цели и задачи на будущее, комсомольцы выстроились для общей фотографии и дружно проскандировали нестареющее: «Ленин! Партия! Комсомол!» Когда ребята уже начали расходиться, подлетели с десяток до зубов экипированных полицейских, в шлемах и бронежилетах, сразу же под руки схвативших шестерых человек, на которых указал неприметный молодчик в штатском, стоявший чуть поодаль. Ребят бесцеремонно тащили за руки в направлении автозаков, показательно размахивая электрошокерами и с треском и разлетающимися искрами включая их. Среди «опасных преступников» были две девушки: член Бюро ленинградского комсомола и сотрудница редакции «Советская Россия» Виктория Северина, а также недавно вступившая в организацию Анна Сёмочкина; секретарь горкома комсомола по идеологии Владислав Карлов, член горкома Николай Колтаков и два комсомольца, получившие 10 минут назад членские билеты, – Леонид Кумин и Владимир Дымыд.

Лидер ленинградских комсомольцев и собственный корреспондент «Советской России» Егор Михайлов попытался выяснить у полицейских – в чем дело? Но вместо ответа, также был схвачен и – в автозак. Стал в итоге седьмым арестованным. Комсомольца Андрея Шилова, который также пытался выяснить, за что увозят задержанных, грубо несколько раз оттолкнул капитан полиции и занес над ним включенный электрошокер.

Задержанных комсомольцев доставили в 31-й отдел полиции Кировского района Санкт-Петербурга, где ими сразу занялись оперативники. На допрос вызывали по одному, фотографировав предварительно в двух ракурсах у ростовой линейки, как опасных преступников. В комнате с голыми стенами ждал бравый бородатый оперативник. При этом за спину допрашиваемого становился чуть менее бравый непонятный человек в черной маске. Начинались расспросы «обо всем и ни о чем»: о работе, зарплате, учебе, членстве в организации, истории левого движения, которые заканчивались, конечно, вопросами о предшествующих событиях. Однако каждый из допрашиваемых, ссылаясь на 48-ю статью Конституции РФ, отвечать на вопросы без адвоката отказался. Дальше шли угрозы и предложения: кого-то просили «всё рассказать» в обмен на решение проблем с учебой и работой, стращая при этом увольнениями и отчислениями, кого-то «по-доброму» пытались расположить к себе. Всех при этом запугивали уголовной статьей о хулиганстве и сломанными судьбами. Одним словом, привычные для нашей полиции методы работы. Но под слова «вам же хуже» никто из молодых коммунистов не дрогнул и не оговорил никого из товарищей. Каждый молчал, как и полагается комсомольцу в такой ситуации.

А дальше начались долгие часы пребывания в 31-м отделе полиции, которых набралось в сумме аж 28. Больше суток незаконного лишения свободы. Тем временем товарищи «с воли» сумели передать воду и продукты, а у ворот отдела собралась целая команда соратников: комсомольцы и коммунисты, депутаты Законодательного собрания Роман Кононенко и Алексей Зинчук, четверо адвокатов. К слову, адвокатов, в нарушение всех норм и правил, за всё время задержания ни разу не допустили к задержанным. Они единодушно отметили, что на их богатой практике такое произошло впервые.

Многочисленные сотрудники отдела сконцентрировали свое внимание на «рисовании» протоколов, проводя консультации по телефону и изображая бурную деятельность. Между делом каждого из задержанных пытались заставить сдать отпечатки пальцев, на что получали справедливый отказ, так как личности у всех были установлены. Поговаривали, что дело «на контроле у Смольного». Если так, то тем более хотелось бы посмотреть в глаза этим «контролерам», каждый из которых, скорее всего, в свое время носил на груди комсомольский значок. Протокольная работа у полицейских получалась откровенно плохо: ну никак не клеилось сфабриковать по имеющейся фактуре ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. Кое-как справившись со столь непростой задачей, среди ночи ребят начали вызывать на подпись протоколов и для дачи объяснений. На справедливое требование допустить адвокатов был получен отказ, поэтому все дружно подписывать «нарисованные» протоколы отказались. Материалы, конечно, поражали своей нелепостью, но порадовало, что даже полицаи называли прошедшие события «днем памяти ГЕРОИЧЕСКОЙ истории Ленинского комсомола», и вызывала улыбку фраза о том, что каждый участник «держал в руках флаг красного цвета с надписью «За новый социализм!» с изображением чайки». Не погрешу против истины, если скажу, что никто из собравшихся вообще никогда в жизни не держал подобный флаг.

После ночи, проведенной на стульях в отделении, в 11 утра семерых комсомольцев повезли в Кировский районный суд. Ребят затрамбовали в металлическую коробку автозака 1,5 на 1,5 м с жесткими деревянными лавками и оставили там дожидаться заседания. Но на удивление всё пошло не по плану полицейских! Сразу две судьи, увидев привезенные протоколы, просто отказались рассматривать их из-за многочисленных ошибок, нарушений и неточностей. Всё это время, более 5 часов, в нарушение всех норм и правил, комсомольцы были в прямом смысле этого слова утрамбованы в душегубке автозака, лишь дважды на 2 минуты выходя в туалет с сопровождением. Только в пятом часу вечера каждый получил на руки определения, где было черным по белому написано, что «представленные материалы дела не содержат доказательств, подтверждающих факт организации и проведения публичного мероприятия в виде пикетирования». Кроме того, по определению суда, «указанные действия не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.2 КоАП». При этом «какие именно действия были выполнены гражданином в нарушение указанных требований, в протоколе об административном правонарушении не указано».

С этими безрадостными для сотрудников полиции определениями ребят вернули обратно в отделение, где закипела работа по «рисованию» новых протоколов. Поразмыслив, «господа» полицейские поняли, что ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ даже за уши, что называется, притянуть невозможно (а по ней, к слову, грозил арест до 10 суток). Тогда они решили оформить всем участникам более мягкую ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, которая влечет штраф до 20 тыс. руб. или обязательные работы до 40 часов. Но теперь возникла незадача: по «неарестной» статье комсомольцев просто не имели права удерживать более суток, поэтому полицейские не нашли ничего лучшего, чем добавить еще одну статью! Теперь уже за мелкое хулиганство! По их нарисованным протоколам получалось, что каждый из семи комсомольцев громко ругался нецензурной бранью и размахивал руками. Правда, по второму протоколу эти же самые люди в это же самое время скандировали: «Ленин! Партия! Комсомол!»

Было бы очень смешно, если бы не было так грустно, как говорится. Так и не допустив к комсомольцам адвокатов, ребят выпустили на волю уже в одиннадцатом часу вечера с постановлением и 500 руб. штрафа за «нецензурную брань» и протоколом по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, по которому еще предстоит суд. Правда, тем вечером самым главным было уже просто выйти из этого ада несправедливости на улицу, где целый день ждали друзья и товарищи, сделавшие всё возможное для освобождения ребят.

Тем временем случай уже гремел на всю страну. Про незаконное задержание комсомольцев писали «Советская Россия», ТАСС, «Коммерсант», «Деловой Петербург», «Закс.ру», ZNAK, «Эхо Москвы» и другие издания. И было о чем писать! На вопрос первого секретаря горкома комсомола Егора Михайлова к майору, дававшему ребятам протоколы на подпись, не стыдно ли ему за то, что он делает, в особенности за второй протокол о мелком хулиганстве, который вообще взят с неба, тот не нашел ничего лучше, чем ответить  «мы с вами еще довольно мягко поступаем». Кроме того, он добавил, что ждет встречи с нами 7 ноября, на что ему пояснили: могут наступить иные времена, когда «законники» получат по заслугам.

Произошедшие события, безусловно, не завершены. Еще предстоит долгое хождение по нашим знаменитым на весь мир судам в поисках правды. Найдут ли ее там ребята? Сказать трудно. Но совершенно ясно, что никакая пандемия, никакие зверства и беззаконие правоохранительных органов не смогли помешать им 29 октября вспомнить комсомольцев-революционеров, которые погибали за советскую власть на полях Гражданской войны, комсомольцев-героев, которые первыми шли в бой и вместе со всей страной свернули голову фашистскому зверю, комсомольцев, которые восстанавливали страну на всесоюзных стройках, ковали и преумножали ее трудовую славу. Вспомнить их и еще теснее сплотить ряды современных комсомольцев, членов ЛКСМ РФ, которые сегодня борются против оголтелого, бандитского капитализма и не смирились с его временной победой.

Современные комсомольцы сегодня – это не только наследники Великого Октября и Великой Победы, но и продолжатели дела Ленина. Да, пусть их сегодня не миллионы, пусть масштабы организации не как у ВЛКСМ, но тем ценнее членство в ней десятков тысяч молодых людей, которые в подавляющем большинстве идут в комсомол не за деньгами, не за карьерой и привилегиями! Невзирая на возможные проблемы с учебой, работой, невзирая на, в конце концов, застенки КПЗ и спецприемников, они вступают в ряды ЛКСМ РФ, чтобы менять к лучшему настоящее и будущее нашего многострадального Отечества.

Комсомольская команда сегодня, без преувеличения, находится на переднем краю борьбы против губительных буржуазных реформ, антисоветизма и русофобии, наступления на права трудящихся и студентов. И полицейское головотяпство не может запугать молодых борцов и вызывает только негодование и брезгливость.

 

Другие материалы номера