Уроки памяти и славы

Реализация идеи возложена на российский организационный комитет «Победа», его деятельность будет координировать руководитель администрации президента РФ. В течение месяца правительство разработает план основных мероприятий по проведению этого года в Российской Федерации, а региональные органы власти осуществят необходимые мероприятия.

***

Замечательно! Три четверти века после Великого Дня 9 мая 1945 года необходимо отметить как следует, а уж сохранить память – наш святой долг. Правда, имеется одно «но». Нам хорошо известны и председатель комитета «Победа», и его первый заместитель, и руководитель администрации президента, и глава правительства. Хорошие парни, но я не согласен с их оценкой прошлого, с их пониманием роли, заслуг, да и ошибок деятелей этого прошлого, его организаций и учреждений. Проще говоря, я уверен – они вновь начнут и закончат фальсификацией.
Нет, не думаю, что нам в очередной раз будут лгать – на миллионах наших скромных медалей написано категорически «Наше дело правое. Мы победили». Мы! Не вы, не дядя, не кто-нибудь, а именно мы, советские граждане, победили и в жестоких боях на фронте, и в тяжком труде в тылу. Это непреложный факт, это ответ на слова наркома В. Молотова, услышанные миром 22 июня 1941 года: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами», слова, которым мы верили всегда, даже в самые тяжкие дни. И в соответствии с историей на аверсе этих медалей портрет И.В. Сталина, Верховного главнокомандующего, председателя Государственного комитета обороны.  

*** 

Есть ухищреннейший способ лжи – утаивание правды. И я хочу вспомнить о том, что наверняка будет умалчиваться.
Сначала – о двух выступлениях И.В. Сталина. 5 мая 1941 года в Кремле он выступил на торжественном собрании выпусков военных академий, начавших учебу незадолго до открытия XVIII съезда ВКП(б). На нем 10 марта 1939 года Сталин выступил с отчетным докладом. Первая его часть была посвящена международному положению СССР, и ее можно назвать «Начало новой мировой войны и наши задачи».
Между этими двумя выступлениями есть глубочайшая связь. Ведь если отбросить некоторую дипломатическую осторожность, проявленную в докладе при всех его чисто сталинских шуточках про оси и треугольники, то главное станет ясным: мировая война идет, мы постараемся ее избежать, но нам надо основательно к ней готовиться. И через три года Сталин фактически отчитался перед нашими командирами о том, что сделано для подготовки к войне.  
«Товарищи, вы покинули армию 3–4 года тому назад, теперь вернетесь в ее ряды и не узнаете армии. Красная Армия уже не та, что была несколько лет тому назад». И далее Сталин говорит о следующем.
Армия перестроена не только на основе относительно слабого опыта боев у озера Хасан (лето 1938 года) и на реке Халхин-Гол (лето 1939 года), но и на основе опыта советско-финской войны и опыта современной войны на Западе. 
Напомню, что к этому времени германская армия за две недели разгромила армию Польши. Дания была занята гитлеровскими войсками в течение одного апрельского дня 1940 года. За несколько дней была оккупирована Норвегия, британские войска потерпели там первое серьезное поражение. Начались массовые бомбардировки Англии. В мае немцы через Нидерланды и Бельгию обошли «неприступную» французскую Линию Мажино, 14 июня они вступили в Париж, 22 июня (!) Франция капитулировала. А еще в апреле Германия и Италия при поддержке Венгрии захватили Югославию и Грецию. Возникла фашистская Хорватия. Кстати, советская пропаганда, не желая обижать братьев по социалистическому лагерю, умалчивала, что венгерские и хорватские участники нападения на СССР по мародерству, зверствам и иным преступлениям не уступали своим собратьям из гестапо. Сомневаетесь – спросите ветеранов из Ростова-на-Дону, Таганрога, Воронежа.

***

Далее Сталин сказал:
«Как могло случиться, что Германия одерживает победы?
1. Это удавалось Германии (обратите внимание – здесь Сталин использует прошедшее время! – Л.П.) потому, что ее разбитая армия училась, перестроилась, пересмотрела старые ценности.
2. Случилось это потому, что Англия и Франция, имея успех в прошлой войне, не искали новых путей, не учились. Французская армия была господствующей на континенте. Вот почему до известного момента Германия шла в гору.
Но Германия уже воюет под флагом покорения других народов. Поскольку старый лозунг против Версаля объединял недовольных Версалем, новый лозунг – разъединяет. В смысле дальнейшего военного роста германская армия потеряла вкус к дальнейшему улучшению военной техники. Немцы считают, что их армия самая идеальная, самая хорошая, самая непобедимая. Но армию необходимо изо дня в день совершенствовать. Любой политик, любой деятель, допускающий чувство самодовольства, может оказаться перед неожиданностью, как оказалась Франция перед катастрофой».
Далее Сталин говорит о механизации и моторизации армии, о новых танках, артиллерии, особенно – пушечной, о совершенно новом виде вооружений – минометах, о новых самолетах. Думаю, современному читателю не надо напоминать, когда именно в войска пошли танки Т-34, дивизионные пушки ЗИС-3 и гаубицы М-30, только что родившиеся катюши и 120-миллиметровые ствольные минометы, новые истребители, бомбардировщики и штурмовики. Не успели? Не хватало? Это тоже истина…
Принципиально изменилась система подготовки командных кадров. Существовавшие ранее военные школы разного, иногда очень низкого уровня, были преобразованы в современные военные училища. Они еще не достигли уровня петербургских, московских, виленского и некоторых других пехотных и кавалерийских училищ императорской армии, но за четыре года успели дать РККА более двухсот тысяч современных офицеров. Только недавно прочитал в адресованном генсеком Сталиным в конце июля 1935 года письме предсовнаркома Молотову: «Думаем организовать кадетские школы по артиллерии, авиации и флоту». Это «думаем» во многом определило мою судьбу – в 1945 году я окончил одну из таких спецшкол. Но не во мне дело, спецшколы еще до войны направили в военные училища более 15 тысяч будущих офицеров, более 30 из них стали Героями Советского Союза

***

Сталин – политик. И естественно, он в обоих выступлениях говорит, что мы опираемся на политическую и культурную мощь нашей страны, на морально-политическое единство нашего советского народа, на дружбу народов нашей страны. И, вспоминая те годы, вспоминая свое деревенское детство, не могу не подчеркнуть силу и действенность тогдашней пропаганды, прежде всего – антифашистской. Каждый из ветеранов может привести свои примеры, вот несколько дорогих мне.  
В №2 «Интернациональной литературы» за 1939 год была напечатана пьеса Карела Чапека «Мать», а вскоре в радиоцикле «Театр у микрофона» мы с мамой услышали ее в нашем селе. Пересказывать пьесу – неблагодарное занятие. Сохранилась ли запись спектакля? Не знаю. Покажут ли нам его в 2020 году? Сомневаюсь. Но я на днях перечитал пьесу, вспомнил многое, о многом задумался… Чапек предпослал тексту небольшое вступление. Не найдете времени на всю пьесу, прочитайте эти двадцать строчек, вы поймете мои тогдашние и сегодняшние чувства…
И еще об одной, более поздней пьесе, главные мысли которой навеяли Александру Корнейчуку не только первые месяцы войны и неоднократно высказанные Сталиным мысли об опыте Гражданской войны и ее полководцах, но и прямое указание Сталина. Имею в виду «Фронт». Пьеса была напечатана 24–27 августа 1942 года в «Правде», ее сразу же поставили в двух десятках театров, вскоре экранизировали.  
Но 5 мая Сталин слово «Испания» вообще не произнес, а 10 марта упомянул о события на Пиренеях, можно сказать, вскользь, и его нетрудно понять – итоги были печальными.
Испания, население которой составляло 25 миллионов человек, потеряла в этой войне почти полмиллиона. Вдумайтесь! Ведь это каждый пятидесятый гражданин, если считать и младенцев. Замечу для сравнения, что США, население которых в 1939 году составляло примерно 130 миллионов человек, за всю Вторую мировую войну потеряли 405 399 человек. Привожу эти мрачные цифры вовсе не для того, чтобы в чем-то укорить заокеанскую державу. Просто хочу подчеркнуть – Гражданская война в Испании была жестокой и кровавой.
Сталин едва ли нуждается в чьей-либо защите, но я все же напомню, что к началу съезда исход войны в Испании был ясен. Действительно 28 марта войска Франко вступили в Мадрид, 1 апреля завершилась начавшаяся летом 1936 года гражданская война. Стало ясно, что антифашистское движение в мире разрозненно, что нас никто не поддержит, что коммунистические и рабочие партии слабы, и рассчитывать на реальную поддержку Советского государства рабочих и крестьян европейским и американским пролетариатом и на мировую революцию не приходится, нас ждет империалистическая агрессия, и бороться чуть ли не против всей Европы нам придется едва ли не в одиночку. Я не знаю, когда именно Сталин сделал этот важнейший политический вывод, но один из его тостов 5 мая содержал слова: «Спасти нашу Родину может только война с фашистской Германией и победа в этой войне». Так было сказано, и это не агрессивность, а призыв к борьбе за наши счастье, свободу и само существование.

***

Тут бы мне надо еще вспомнить про Мюнхенский сговор, про создание из Чехословакии германского протектората, об аншлюсе Мемеля 23 марта 1939 года. Но тогда надо будет вспомнить еще и всю прибалтийскую эпопею, возвращение в нашу страну Эстонии и Латвии, создание Литовской Республики. Надо будет вспомнить, что говорил Сталину Ворошилов, для переговоров с наркомом обороны великой страны англичане и французы прислали каких-то не имеющих полномочий второстепенных лиц (вы помните хоть одно имя?). А вот Риббентропа, за два дня до срыва этих переговоров прилетевшего к Молотову, знает весь мир. И уж о соответствующем Пакте нам будут говорить долго и занудно, вспомнят даже, кто и кому улыбался, кто за кого поднимал бокал. Забудут только одно – это был блестящий ход советской дипломатии, обеспечивший нам еще 22 месяца мира и, конечно, спасший Ленинград и Москву от захвата противником.

*** 

А еще, не заглядывая в календарь, напомнят об участии СССР в разгроме польской армии. 15 сентября немцы заняли Брест, 16 сентября – Белосток, а наши войска лишь 17 числа перешли границу. Кого громить-то надо было? И я не могу не вспомнить об изящнейшей пощечине, полученной 22 сентября его высокопревосходительством потомственным прусским дворянином Гейнцем Гудерианом от сына местечкового кустаря-еврея Семена Моисеевича Кривошеина. Стояли они рядышком на трибуне в городе Бресте, обнялись и пожали друг другу руки. Иудей и ариец? И кто подстроил эту шуточку? Хорошо, что Гудериан не воевал в Испании, а то бы генералы познакомились еще где-нибудь под Мадридом. Кривошеин это все же компенсировал, когда его танкисты били немцев на территории Германии. 

***

Эх, знать бы Иосифу Виссарионовичу, что об этом времени скажет в 1956 году Никита Сергеевич! Оказывается, «почти полностью были уничтожены те командные кадры, которые получили хоть какой-то опыт ведения войны в Испании».

***

Частный пример. Еще 26.01 республиканцы оставили Барселону, остатки военных соединений Арагонского фронта перешли границу с Францией и были интернированы. В их числе был томич, советник командира корпуса майор А. Виноградов. Представляю, куда послал бы меня полковник Виноградов, если бы я посмел спросить, использовал ли он опыт службы республике, преподавая тактику в Томском артиллерийском училище, командуя стрелковым полком, бригадой и 65-й Омской дивизией, входившей в 9-й стрелковый Сталинский корпус 10-й армии Западного фронта!  

***

А в чем, собственно, был опыт? Пройдем, так сказать, «сверху вниз». Ни Империалистическая во всем мире, ни Гражданская в России не накопили серьезного опыта боевых действий авиации. Именно в Испании истребители научились высшему пилотажу и искусству воздушного боя, включая тараны. В еще меньшей степени кому бы то ни было были известны методы взаимодействия авиации с пехотой, искусство действия совершенно нового вида авиации – штурмовиков. Это наши летчики обратили в бегство пехоту и танки противника под Гвадалахарой, и так продолжалось до мая 1945 года. А массовые дальние рейды бомбардировщиков по тыловым аэродромам и базам, успешно повторенные на Халхин-Голе и особенно в Китае (пример – разгром японской базы на острове Тайвань)! Не стану деликатничать – летчики легиона «Кондор» тоже кое-чему научились, но считать надо не только репрессированных и погибших, но и то, что Германия послала на полуостров более пятидесяти тысяч солдат и офицеров, в том числе порядка пяти тысяч авиаторов. Кстати, Бенито Муссолини оказался щедрее, отправив на фронт сто пятьдесят тысяч солдат и офицеров. В 1941–1942 годах на нелепую и верную гибель в войне с СССР он послал куда меньше солдат и офицеров.
А из СССР в Испании побывало не более трех тысяч специалистов разного профиля, в том числе 772 авиатора. И более ста из них в годы Великой Отечественной стали командирами авиационных полков – они-то и ограничили первоначальные успехи люфтваффе. Да, 15 авиаторов были репрессированы, это очень много, особенно если учесть, что одним из них был руководитель республиканской авиации, первый дважды Герой Советского Союза, генерал-лейтенант Яков Владимирович Смушкевич. Геринг обещал миллион марок тому, кто собьет его – «генерала Дугласа». Его не сбили, его расстреляли, как и других. Это факт, от которого нам не уйти. Но 15 из 772 это все-таки не «почти все». А вот 35 Героев Советского Союза за бои в Испании и еще столько же летчиков-«испанцев», ставших Героями Советского Союза в небе Монголии, Китая, нашей Родины и всей Европы, – это тоже факт!
До Испании опыта серьезного применения танков в мировой практике тоже не было. Наши танкисты осуществили ряд успешных операций по самостоятельным действиям танковых частей и по координации действий с пехотой, артиллерией и авиацией, вскоре этот опыт был успешно применен на Халхин-Голе, а о развитии его под Сталинградом и Курском едва ли стоит напоминать. Танкистов в Испании побывало более 350, в этом роде войск репрессировано четверо, в том числе известный всем Герой Советского Союза Д. Павлов, расстрелянный, так как не справился с руководством фронта и сдал Минск, а также «товарищ Валуа» – расстрелянный еще в 1938 году полковник Б.Симонов. Вот такие «почти все»…
Опыт применения артиллерии обобщил и доложил правительству советник, будущий Главный маршал артиллерии Н.Н. Воронов. Тут можно писать о многом, но именно тогда была отвергнута мысль о снижении роли «бога войны» в связи с развитием авиации. Сталин неоднократно обращался к этому роду войск, это и есть драгоценный опыт испанских событий. Да, и здесь не обошлось без репрессий – начальник артиллерии Западного фронта генерал-лейтенант Н.А. Клыч разделил судьбу командующего фронтом. Один из ста. Да, все равно жестоко и несправедливо, послать бы в бой командиром полка, в крайнем случае – взвода, но у войны свои законы.
Флот. Из 77 военморов, по моим подсчетам, репрессировано шесть высших чинов, начиная с адмирала флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова. Почти все они, побывав под арестом, возвращались на флот.

***

И еще один факт, кому-то он покажется пустячком, кому-то – событием исключительной значимости. 5 мая перед военными выступал Генеральный секретарь ЦК ВКП(б), по сути – вождь страны, формально – общественный деятель. Неслучайно под важнейшими официальными документами первой стояла подпись В. Молотова, председателя Совнаркома, а уж второй – И. Сталина. Но 6 мая Сталин стал председателем нашего Совета народных комиссаров, главой правительства.
Нетрудно догадаться, зачем он это сделал. По-моему, сделал правильно.

***

А закончить я хочу грустной мыслью. То, что сказал Н.С. Хрущев 25 февраля 1956 года по поводу наших «испанцев» – непростительное оскорбление, то, что Хрущеву никто по-настоящему не ответил – позор. Ведь было кому!
Восемь «испанцев» командовали фронтами и флотами, более ста тридцати – армиями, корпусами, дивизиями. Генералами стали более ста сорока, а каждый пятый морской офицер вышел в отставку в адмиральском звании. Испанский опыт маршалов Р. Малиновского и К. Мерецкова, адмирала флота СССР Н. Кузнецова, адмиралов Н. Басистого и А. Головко, главных маршалов артиллерии Н. Воронова и М. Неделина, маршала авиации Ф. Агальцова, командармов П. Батова, В. Колпакчи, А. Родимцева, М. Шумилова, В. Юшкевича, многих, многих других помог стране в самые отчаянные годы.
Не репрессированы они почти полностью, а без всяких «почти» полностью мужественно и умело дрались с фашистами. Таких называют боевыми, окопными, а не паркетными генералами. Вечная им память и слава!