Астрахань. Первая неделя карантина




Ситуация могла бы и дальше развиваться в спокойном ритме, если бы не первый случай заражения. Житель села Красный Яр, вернувшийся из Турции и находившийся под наблюдением врачей, стал первым подтверждённым больным. Ещё два подтверждённых случая заражения – это члены его семьи.

27 марта губернатор вводит ряд дополнительных ограничительных мер: закрываются заведения общепита, парикмахерские, салоны красоты, торговые центры, магазины непродовольственных товаров, прекращается бронирование и заселение граждан в объектах туристической сферы, за исключением гостиниц в городе Астрахани.

По состоянию на 30 марта, в Астраханской области инфицированными считались 7 человек: 2 подтверждённых и 5 условных. И в тот же день в области объявляется карантин.

Губернатора как будто взорвало! Тональность выступления была не оправдательной, а обвинительной. Бабушкин не нашёл ничего лучшего, как обвинить в сложившейся ситуации самих астраханцев. Дескать, не соблюдали правила изоляции – получайте карантин. «Время уговоров прошло. Коронавирус в Астрахани», — заявил губернатор.

В этом же выступлении, получившем после юридическое оформление в виде распоряжения губернатора, Бабушкин заявил о прекращении работы общественного транспорта и запрете свободного перемещения по городу и области. А на следующий день вышло ещё одно распоряжение, на этот раз о введении пропускной системы.

Город как будто накрыло – ведь никаких дополнительных разъяснений вечером 31 марта  люди не получили. Всем астраханцам известно, что в городе уже давно нет муниципального транспорта, есть только частный, и если он прекращает свою работу, то возможность передвижения людей практически сводится к нулю. Как попасть на работу медикам, продавцам продуктовых магазинов, коммунальщикам или тем же полицейским, было непонятно. Правда, Бабушкин оговорился, сказав, что людей, помимо такси и личного транспорта, будет перевозить некий общественный транспорт. Но учитывая положение с транспортом в Астрахани, верилось в это с трудом.

Напугавшая всех поначалу пропускная система, наладилась быстро. Спецпропуск оказалось получить довольно просто. Достаточно было распечатать утверждённую форму пропуска, заполнить её, заверить подписью и печатью организации, а затем заказать голографические наклейки в МФЦ. Те, кто вовремя подсуетился, получили пропуска с наклейками уже 2-3 апреля.

Сложнее оказалось с соблюдением правил передвижения. Выход в близлежащий магазин или аптеку не запрещался. Остальные передвижения – при наличии пропуска. Но что делать, к примеру, если пожилой родственник живёт не на соседней улице, или необходимых лекарств нет в близлежащей аптеке? Или ближайший магазин детского питания не рядом с домом? Оформлять пропуска? Но их оформляет работодатель. А если люди пребывают в вынужденном бездействии? А пенсионеры, сами находящиеся в группе риска?

Под запретом оказался выезд на дачи, хотя вот, казалось бы, самая что ни на есть самоизоляция! Ну и самое печальное для астраханцев – полный запрет на рыбалку. И это в апреле, когда рыба идёт!

До конца прошлой недели в соцсетях обсуждался вопрос, будут ли штрафовать за отсутствие масок (на лицах, а не в аптеках, где их давно нет). Ведь ссылка на статью 19.4 КоАП о невыполнении требований должностного лица упиралась здесь в юридическую проблему: собственно про маски, как и про перчатки, в распоряжениях губернатора не сказано ни слова! За что же будут штрафовать и на каком основании? «Попавшихся» на детских площадках родителей с детьми или просто вышедших без масок и перчаток граждан сотрудники полиции стращали ужесточением санкций за совершение административных правонарушений. Вплоть до 4 апреля, когда ситуация с масками прояснилась.

Решить транспортную проблему (этот бич Астрахани!) путём вывода на специально разработанные маршруты бесплатных автобусов средней вместимости так и не удалось. Автобусов вышло всего 50, всех желающих передвигаться, вместить они не смогли. В итоге и на остановках, и в салонах стала образовываться толчея, чреватая заражением больших масс людей. От идеи бесплатных автобусов пришлось отказаться.

Второе выступление Путина оптимизма не внушило: держаться, держаться, самоизолироваться, сидеть дома… месяц! А ещё – губернаторы пусть сами решают.

И вот, 4 апреля в своём новом выступлении губернатор Бабушкин заявил, что общественный транспорт в виде маршруток и автобусов средней вместимости восстанавливается, родственникам пожилых астраханцев разрешается их навещать (правда, в тексте распоряжения об этом ни слова!), горожан обязывают носить бесполезные на улице маски, которые граждане должны доставать неизвестно где или шить сами. Печатные СМИ включили в категорию товаров первой необходимости: их разрешили продавать в киосках «Роспечати», ранее закрытых.

О рыбалке и дачах ни слова! Как, впрочем, и об освобождении от налогов и уплаты арендной платы индивидуальных предпринимателей, оказавшихся под карантинным запретом. А ведь этого от губернатора ждали и ждут до сих пор.

По состоянию на 6 апреля, по данным оперативного штаба, в Астраханской области 27 граждан считаются инфицированными: 6 — с подтверждённым диагнозом, 21 – с условно подтверждённым.

На прошлой неделе на карантинный режим было переведено здание общежития по улице Городской, 1А. Один из жильцов с пневмонией и коронавирусной инфекцией госпитализирован. В больницу были доставлены члены его семьи и люди, находившиеся в близком контакте. Проведено 190 тестов, результаты по первым 120-ти отрицательные. Позже стало известно, что один из жильцов этого общежития скончался, но как выяснилось, не от коронавируса, а от злоупотребления алкоголем.

Довольно странная история разворачивается вокруг заражённой коронавирусом девушки, прибывшей 2 апреля из Москвы в Астрахань самолётом авиакомпании «S7». Сама она была оставлена на карантине и лечении дома, а в очаге по месту проживания проводятся противоэпидемиологические мероприятия. Интересно другое. Полиция просит всех пассажиров, летевшим этим же рейсом, обратиться в Оперативный штаб УМВД. Возникает целый ажиотаж на пустом, казалось бы, месте. Ведь все пассажиры проходят регистрацию перед вылетом, а при покупке билетов все их данные вносятся в базу.

По истечении недели карантина можно сделать некоторые выводы о работе органов власти. Если само введение карантина как упреждающей меры как-то ещё можно оправдать, то формы и методы его воплощения в жизнь говорят о крайне низкой эффективности государственных структур области, их неподготовленности к такого рода обстоятельствам. Хотя ещё месяц назад представители власти утверждали обратное, заверяя население в своей полной готовности к борьбе с коронавирусом. Даже начавшееся сегодня смягчение режима карантина свидетельствует не столько о торжестве здравого смысла (местами), сколько о неспособности власти добиться соблюдения введённых ею же жёстких мер.

Провал попытки запуска бесплатного общественного транспорта продемонстрировал неэффективность государства даже в таком важном, но всё-таки частном вопросе: пришлось вернуться к услугам частника.

Жёсткие меры в плане ограничения передвижения компенсируются необязательностью их исполнения. Если, скажем, 31 марта на улицу носа никто не высовывал, то спустя неделю уже можно встретить целые компании праздношатающейся молодёжи. В то время, как законопослушные граждане, в том числе с детьми, оказались заперты в своих квартирах. Скорее всего, сил полиции области просто не хватит на то, чтобы контролировать каждого астраханца. Поэтому можно прогнозировать избирательный подход к выявлению нарушений и наказанию нарушителей.

Маски, перчатки и антисептики купить по-прежнему трудно. Маски – практически невозможно. Хотя чиновники и депутаты рапортуют о всё большем количестве поступающих в область масок.

Психологический фон в обществе остаётся напряжённым. Разобщение людей — очевидное и очень негативное последствие «политики изоляции». Особенно в ситуации, когда одним нельзя ничего, другим можно что-то, третьим — практически всё. Характерный пример рассуждений в соцсетях; мы сидим дома, а эти… Общее безделье не сплачивает, а лишь раздражает людей, как и общее ощущение того, что их бросили на произвол судьбы, заперев дома.

В социально-экономическом плане всё гораздо хуже. В регионе, где давно уничтожена промышленность, за исключением добывающей, большинство людей заняты в малом и среднем бизнесе, а он, находясь под карантинном запретом, оказывается на грани разорения. Никаких  мер поддержки не предусмотрено. В итоге астраханцы на сегодняшний день обеспокоены не столько распространением вируса, сколько проблемами выживания и обхода административных барьеров, установленных государством. И это не домыслы, а реальные настроения людей. Вирус то ли есть, то ли его нет, рассуждает человек, а кризис уже здесь и сейчас, всерьёз и надолго.

Вызывает беспокойство и неопределенность ближайшего будущего. Сколько времени продлится карантин, никто не знает. Никто не уверен и в том, что государство не вернётся вновь к простой и испытанной запретительной практике, в очередной раз объявив, что безответственные граждане сами во всём виноваты.

Астрахань

Другие материалы номера